Рыбка в мазуте (О нелёгкой жизни рыбаков п. Талинка и беспределе нефтяников) - Мои статьи - Каталог Статей - Приобье
Посёлок Приобье Суббота, 03.12.2016, 03:18
Приветствую Вас , уважаемый гость | RSS
Меню сайта

Обратный отсчёт

Погода
Яндекс.Погода

Курсы валют
    Информеры - курсы валют
    Информеры - курсы валют

Обратный отсчёт

Категории каталога
Мои статьи [56]

Мини-чат
200

Наш опрос
Как вы оцениваете работу нового главы п. Приобье Е. Ермакова?
Всего ответов: 77

Главная » Статьи » Мои статьи

Рыбка в мазуте (О нелёгкой жизни рыбаков п. Талинка и беспределе нефтяников)
Жителям поселка Талинка Октябрьского района сегодня могли бы позавидовать многие сельчане Югры, которым не довелось соседствовать с нефтяниками. Здесь вам и огромный бассейн, и кирпичная церковь, и школа в капитальном исполнении, и все блага коммунального мира – в Талинке есть все! Впрочем, в этом раю далеко не так спокойно, как кажется. О том, чем нефтяники травят местных жителей и как им мстят деревенские партизаны, – читайте в нашем материале.

Как посёлок назовЁте...
Поселок находится совсем недалеко от окружной столицы, всего в 2,5 часах автомобильной езды. На дороге множество указателей, а на них – то «Талинка», то «Талинский». Как пояснили нам местные жители, виновники неразберихи – основатели поселка – нефтяники, которым исконное название «Талинка» когда-то показалось чрезвычайно мягким и женственным. Борцам за социалистическое счастье и покорителям Сибири хотелось, чтобы их вахтовый дом носил название гордое и мужское. Вот и переименовали в Талинский. С тех пор прошло 25 лет. Поселок «оброс» коммуникациями, асфальтированными дорогами и… месторождениями.
– Талинка ими окружена. Здесь только извлекаемый запас нефти равняется миллиарду тонн. За 35 лет добытчикам черного золота покорились всего 150 миллионов, так что наш поселок обеспечен работой еще минимум на 180 лет, – стоя у карты, рассказывает нам глава городского поселения, сам в прошлом нефтяник, Александр Борисочев. – А ведь недра еще будут разведываться, так что мы рассчитываем на неисчерпаемое благополучие, вернее, рассчитывали...
Нефтяники (не все, конечно) отныне здесь работают по-гоголевскому принципу: мы вас породили, мы вас и убьем. Правда, орудие преступления они выбрали весьма специфическое.

Жгучие нефтяники
В начале ноября в местную администрацию стали поступать коллективные письма от рыбаков с просьбой разобраться в ситуации с одной из компаний, занимающейся добычей подземного богатства на территории поселения.
«Рыбаки ЗАО “Обское” обращаются к вам с целью проверки соблюдений требований экологии со стороны нефтегазодобывающей компании ОАО “Инга”, которая работает в непосредственной близи от водоемов, где мы ловим рыбу. За последние 2 года добыча в этих водоемах прекратилась. Ранее добывалось ежегодно 20–30 тонн рыбы. Есть сведения, что данные предприятия сливают пластовую воду, отработанную в процессе очистки нефти, прямо в реку Эндырь. Просим принять срочные меры». Ниже – более 30 подписей.

Для непосвященных, к коим до недавнего времени относились и мы, объясняем: подтоварная вода – это жидкий отход 3-го класса токсичности, который образуется после того, как нефть вместе с водой поднимается на поверхность, откачивается и отфильтровывается. То, что остается, представляет собой ядерную смесь тяжелых фракций черного золота и минеральных солей. Как правило, подтоварную воду закачивают обратно в пласт для поддержания пластового давления или очищают, чтобы потом использовать в технических нуждах.
Так происходит обычно, но дирекция ОАО «Инга», похоже, любит все изощренное.
– Объекты, которые у них сейчас работают, не введены должным образом в эксплуатацию и вообще не оформлены документально, – утверждает мэр Талинки. – Насосная установка (ДНУ) не имеет системы утилизации пластовой воды. Когда нефть поднимается из недр, она идет с попутным газом и водой. Все это попадает на насосную установку, где разделяется на составляющие. Газ (150 тысяч кубических метров) они просто сжигают, а воду (200 тонн ежедневно!) сливают прямо под факел. Так она попадает в водоемы.
Александр Борисочев, встревоженный происходящим, обратился в Росприроднадзор по Югре с просьбой урезонить разбушевавшихся нефтяных вредителей. Вот только, странное дело, выяснилось, что инспектор, прежде чем навестить нарушителей, должен за 3 дня предупредить их о своем визите. Впрочем, даже предупрежденные «инговцы» не стали особенно «париться» по поводу приезда экологического карателя. Трубу, по которой подтоварная вода стекала под факел, они обрезали и забили клином, а к обрезку присобачили (иначе эту топорную работу не назовешь!) другой сток, замаскированный под нечто необходимое для технического обслуживания факела.
На что рассчитывали нефтяники не понятно, подобные «декорации» не смогли бы обмануть и ребенка. Об этом в своем рапорте и написал государственный инспектор Росприроднадзора Дмитрий Мульдияров: «Факельное каре не спланировано, покрыто траншеями глубиной 1–1,5 метра. Дно траншей замазучено, местами покрыто белым налетом, предположительно, солевыми отложениями… В месте, где оканчивается непроектная линия, наблюдается искусственный водоем, заполненный ( опять же, предположительно) подтоварной водой. Цвет мутный, светло-коричневый, на поверхности присутствуют замазученные пятна… К месту среза и вдоль новой трубы протоптана тропа со свежими следами. Заметно, что монтаж производился накануне (1–3 дня назад)».

Такой поверхностный яд
С просьбой прокомментировать происходящее и объяснить вопиющие нарушения производства мы обратились к исполнительному директору ОАО «Инга» Артуру Расторгину. Однако он от любых комментариев отказался, при этом заявив, что его компании скрывать нечего, ибо все их действия находятся на поверхности. Ну, с этим не поспоришь, результаты деятельности нефтяников поистине расположены на поверхности… Сразу под факелом в виде замазученного болота площадью 150 квадратных метров. Единственным комментарием происходящего мы можем считать замечания инженера по окружающей среде ОАО «Инга» Максима Туринцева, которые он внес в протокол инспектора: «Вода, находящаяся в районе факельного каре, образовалась неизвестным нам способом, загрязнение территории же было образовано по причине нахождения там ныне демонтированной факельной установки». Такая вот таинственная вода… подтоварная.
Пока нефтяники прекратили сбрасывать отходы в почву, но надолго ли? Тем более что, по словам инспектора Росприроднадзора Дмитрия Мульдиярова, подобные расследования длятся очень долго. Лаборатория, куда экологи сдают пробы загрязненных грунта, почвы или воды, делает анализ образцов в течение 2–3 недель. Но чаще всего «доказательная» собака зарыта в документах проштрафившейся компании, и если инспектор не знает точно: какие бумаги ему требуются для обвинения юридического лица, то нефтяники с успехом могут этим воспользоваться, затянув документооборот между своим головным офисом и Росприроднадзором.
– К счастью, с московской компанией «РусПетрол», в чьих руках сосредоточены «концы» компании ОАО «Инга», дело обстоит иначе. Они готовы на сотрудничество, и их представители уже понемногу доставляют в наш офис необходимые бумаги. Однако лабораторные анализы еще не готовы. В любом случае, административное расследование будет длиться примерно месяц, после чего я смогу официально обнародовать его результаты, – пояснил Дмитрий.
В ходе беседы эколог даже не скрывал своего потрясения, вызванного действиями фирмы «Инга». В его практике это был первый случай слива нефтяниками подтоварной воды в неположенном месте, ведь это вещество намного токсичнее нефти. «По сути, такая вода (смесь минеральных солей и нефтепродуктов), попадая в почву, отравляет грунт, полностью уничтожая растительность. При этом она с легкостью способна проникать в подземные воды и открытые водоемы».
А наслаждаться дарами природы приходится местным жителям, охотникам и рыбакам, в чьи сети, если и ловится рыбка, то попадает остро пахнущая черным золотом, которое, как известно, отнюдь не съедобно.

Угощение с душком
Чтобы выяснить, как живется им под игом нечестных нефтяников, мы обратились к одному из самых заядлых рыболовов этой местности Виктору Ткачу, живущему в соседней от Талинки деревне, в чью сторону и текут отравленные воды.
– Я уже 12 лет занимаюсь рыбалкой и вижу, как нефтяники относятся к местной природе: то нефть разольют, то что-нибудь ядовитое в реку бросят. Вот, например, осенью в водоеме, в который впадает ручей, проходящий по территории ОАО «Инга», я лично видел огромное количество дохлой рыбы, прибитой к берегу. Да что говорить, ее в наших протоках осталось – кот наплакал. Нефтяникам что? Они – вахтовики, месяц отработают – и домой, где у них и сады, и озера с рыбой, а здесь – хоть трава не расти, – возмущается мужчина.
– В «Инге» сейчас москвичи, говорят, всем заведуют. Понаставили постов и шлагбаумов, домой попасть невозможно, нужно с какими-то начальниками договариваться, созваниваться, пропуск выбивать. А ведь я уже не одно десятилетие здесь живу, это они пришлые.
Хотя Виктор Владимирович тот еще Робин Гуд. По его словам, местные тоже не остаются у нефтяников в долгу. «Я однажды наловил рыбы в протоке, которую они нефтью загрязнили, и привез им в офис. Даром раздал. Так они после нее три дня не могли понять, что с их организмами творится. У меня спрашивают, а я в ответ: «Меньше гадить будете!» Впрочем, и нефтяники в долгу перед борцами за правду не остаются. «На работу они местных практически не берут, а мою фамилию только услышат, как сразу за порог выставляют. То же самое и с Петром Терещуком, мы с ним вдвоем против нефтяного произвола воюем, у него внуки страдают. А те, кто работают на них, пенсионеры, предпочитают помалкивать, мы-то безработные, а они теплое место потерять боятся, без денег тяжело, – сетует мой собеседник. – Да и наша рыбацкая доля теперь нелегкая, раньше за рыбой на 8–10 километров от поселения отъезжал, да и не так часто, а теперь, чтобы хоть что-нибудь поймать, нужно за 25–30 отправляться. Здесь рыбы практически нет, а та, что есть, нефтью воняет».
Но самое интересное заключается в том: какое наказание грозит нефтяным вандалам, которые тоннами сливают в землю ядовитые отходы, отравляя все живое. А грозит ОАО «Инга», судя по официальному письму из Росприроднадзора по Югре от 17.11.2011: «наказание по ст. 8.1, ч. 4 ст. 8.13, ч. 2 ст. 8.6 Кодекса РФ об административных нарушениях», – штраф от 20 до 100 тысяч рублей или, в крайнем случае, приостановление деятельности на 90 суток. И все.

Корреспондент газеты "Новости Югры" Анастасия Безденежных nastya@ugra-news.ru
08.12.2011


Источник
Категория: Мои статьи | Добавил: Petrovich (08.12.2011)
Просмотров: 925 | Рейтинг: 5.0/2 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
User panel
Суббота
03.12.2016
03:18

Форма входа
Логин:
Пароль:

Поиск

Часы

Dolce Vita

Друзья сайта

IP

счетчик посещений

Реклама

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Copyright MyCorp © 2016